Прототипы отечественных лимузинов для президента рф будут готовы к концу года - Auto-Spirit.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Прототипы отечественных лимузинов для президента рф будут готовы к концу года

Рассекречен новый президентский лимузин отечественного производства «Кортеж» (16 фото)

В 2018 году в России пройдут очередные президентские выборы, и на церемонию инаугурации главу государства повезут на новом лимузине отечественного производства. На смену нынешнему президентскому лимузину Mercedes-Maybach S-Class Pullman придет автомобиль, который носит рабочее название «Кортеж». Новый лимузин будет максимально комфортным, защищенным и оборудованным всеми возможными видами связи.

Как выяснили СМИ, на создание проекта “Кортеж” сохранено финансирование, в рамках которого только из госбюджета выделяется 3,7 миллиарда рублей. В Москве уже размещается сборочная площадка лимузинов для первых лиц государства.

Так, глава Минпромторга РФ Денис Мантуров на днях уже признал, что бюджетное финансирование “не заморозили”. “Я не помню, под каким наименованием идет (строка в бюджете), но ничего у нас не заморожено — 3,7 миллиарда рублей, как планировалось, так и есть. Все планы остаются не просто в силе, они реализуются”, — рассказал он. Более того, опытный образец, который никому не будут показывать для сохранения интриги и секретности, будет готов уже в январе-2016 года.


“Мы первую предсерийную партию должны в конце 2017 года ФСО отгрузить, соответственно, на инаугурации увидите”, — поделился министр, имея в виду инаугурацию президента России после выборов в 2018 году.

“До настоящего момента точно неизвестно, какой рабочий объем будет у двигателя — 6,0 л или 6,6 л. А вот мощность данного мотора должна будет в пределах 800 лошадиных сил”, — уже писала пресса. Журналисты добавляли, что в проекте есть и другие автомобили — “седан, внедорожник и микроавтобус”, которые получат турбомоторы “с меньшим рабочим объемом”.

Кстати, внедорожник и седан из проекта “Кортеж” будут выпускаться серийно — как минимум 5000 единиц в год и будут продаваться даже частным (естественно, очень обеспеченным) лицам. Понятное дело, что частные автомобили серии “Кортеж” не будут оснащаться “президентским” бронированием и спецсвязью (если они, конечно, не будут закупаться на госторгах для руководства органов власти).

“Правительство России в июле 2013 года запретило государственные и муниципальные закупки автомобилей иностранного производства”, — рассказывали издания, поясняя — речь не идет о российских полных или “отверточных” сборках иномарок. Правда, для высших руководителей все машины, их узлы, агрегаты и самые мельчайшие детали проверяются ФСО и ФСБ на “закладки” и уязвимости.

Эксперты, в том числе мировые специалисты по автомобилестроению, уже признают — марка “Кортеж” (или “автомобиль как у президента”) будет очень популярна у обеспеченных бизнесменов и государственных чиновников. Впрочем, речь не о коммерческом проекте — всё-таки впервые с советского времени в России появится “свой” суперавтомобиль, на котором будет ездить глава государства — и машины его сопровождения.

“Как известно, проект “Кортеж” включает себя разработку лимузина для президента РФ, автомобилей поддержки в кузовах внедорожников и микроавтобусов для сопровождающих лиц”, — подтверждают специалисты.

“Стилизацию под сталинский лимузин ЗИС-115 можно признать вполне удачной: с одной стороны, его мотивы безошибочно узнаются в прототипе по проекту «Кортеж», с другой, у них нет ни одной похожей по форме детали экстерьера”, — делятся СМИ, анализируя просочившиеся данные о проекте “Кортеж”.

“Естественно, в машинах такого уровня — бронекапсула, системы связи и спецсвязи, мултьимедийные системы, средства защиты от прослушивания и перехвата коммуникаций, системы эвакуации, радиоэлектронной и силовой обороны, а также всевозможные специальные “примочки”. Шины, которые даже после шквального обстрела действуют, система дисков, на которых лимузин может ехать без шин, специальный бензобак”, — рассказывает человек, приложивший руку к созданию советских и постсоветских лимузинов для руководства страны.

Он добавил, что даже без зачищенной ФСО территории и машин охраны, “что в реальности не бывает”, находящиеся в лимузине “должны встретить во всеоружии появление враждебного вертолета, беспилотника, гранато- и пулеметчиков.

Конечно же, спецификации проекта “Кортеж”, равно как и подробности бронирования президентского лимузина, систем спецсвязи и прочие тонкости он сообщать не стал.

“Точная информация о конструкции «броневиков» держится в строжайшем секрете. каждый автомобиль собирается по спецзаказу. но известно, что на автомобиле установлены специальные шины, позволяющие продолжать движение, несмотря на проколы”, — пишут эксперты.

“Самогерметизирующийся топливный бак и система автоматического пожаротушения. как отмечают эксперты, лимузин имеет баллоны с запасом воздуха, что позволит выдержать газовую атаку, скрытые бойницы, отсеки для хранения разнообразного оружия”, — добавляют они.

Некоторые специалисты даже сообщают, что “американская машина президента — хороша, если у вас возникли небольшие неприятности, но наша готова к войне”. Они поясняют, что “пассажиры автомобиля могут пережить небольшой ядерный взрыв, но на определенном расстоянии”.

“Это будет мощь, величие, сила, технологии и безопасность — наверное, такими словами можно описать головной лимузин “Кортежа”, — поделился с один из участников разработки проекта “Кортеж”, добавив — любое более подробное описание является нарушением государственной тайны.

“ФСО и ГОН должны заранее получить автомобили проекта “Кортеж” для их освоения, для тренировок всех водителей, охраны — у каждого президентского лимузина или микроавтобуса своя динамика, разгон, вес, занос, поведение на дороге же. Нужно учитывать каждый момент для комфортного и безопасного прохождения трасс, на случай ЧП, и так далее”,- пояснил он. “Конечно, возможно кто-то “сольет” в СМИ вид проекта “Кортеж” в 2016 году, это появится в СМИ и будет обсуждаться — но “начинку” точно не узнает никто”.

Фальстарт “Кортежа”. Когда же будет готов президентский лимузин?

Коллаж: © L!FE Фото: © РИА Новости/Антон Денисов/ Сергей Субботин

На прошлой неделе м инистр промышленности и торговли Денис Мантуров заявил, что лимузин из проекта “Кортеж” примет участие в инаугурации главы государства в следующем году.

По его словам, президент России Владимир Путин уже протестировал лимузин проекта “Кортеж” и остался доволен работой российских автомобилестроителей.

“Он уже ознакомился с проектом, видел разные его этапы. На “прототипе А” даже ездил, “прототип Б” показать не успели”, — заявил министр. Мантуров не уточнил, когда именно состоялось тестирование, но сказал, что машина удовлетворила лидера страны. Первыми автомобили серии “Кортеж” (“прототип А”) должны получить сотрудники Федеральной службы охраны — до конца 2017 года.

Сразу после слова Мантурова опроверг пресс-секретарь президента.

— Эти наброски, скажем так, прототип, президент видел, действительно ему понравилось, но о тестировании пока, конечно, говорить преждевременно, — заявил Дмитрий Песков.

Позже и сам президент высказался на эту тему. Во время выступления на пресс-конференции по итогам саммита G20 Путину задали вопрос относительно его планов использовать новейшую машину представительского класса “Кортеж” в церемонии инаугурации президента в 2018 году. Однако в ответ на провокационный вопрос журналистов Путин пошутил, что и не было такого желания, потому что на неготовой машине ездить невозможно.

— Нет, пока ещё не возникло, потому что она ещё не готова. Вы сами ездите на машине, которая ещё не готова? А потом, когда вы покатаетесь, тогда я посмотрю, как это происходит, и вместе с вами её испытаем, — ответил российский лидер.

Семь долгих лет

Нелишним будет вспомнить саму историю возникновения идеи “Кортежа”. Дискуссия на тему отечественного лимузина для первых лиц началась с открытого письма главного редактора журнала “Авторевю” Михаила Подорожанского в мае 2010 года, в котором тот призывал тогда ещё президента России Дмитрия Медведева пересесть с немецкой машины на оставшийся у ЗИЛа лимузин спецсерии.

Пересаживать никого никуда не стали. Зато начиная с 2011 года Минпромторг активно включился в работу по созданию будущего президентского лимузина.

Логично, что первое, что пришло на ум, — переделать для правительственного истеблишмента легендарный ЗИЛ. У одноимённого завода ещё сохранялись небольшие мощности и несколько автомобилей с запчастями. Для завода, который был на последнем издыхании, это стало бы спасением. Производство грузовиков к тому моменту практически заглохло, а предполагавшиеся иностранные партнёры из Foton и Tata не смогли найти общий язык с собственником — правительством Москвы.

К концу 2011 года завод выставил готовую машину — проект “Монолит” (ЗИЛ-4112Р). Назвать еёе новинкой было нельзя: по сути, это был слегка осовремененный вариант каноничного горбачёвского ЗИЛ-41047.

В 2012 году, после того как главой государства стал Владимир Путин, этот проект выпал из числа претендентов на звание первой машины России.

Одновременно свой проект предложила и “Группа ГАЗ”. Возглавлявший завод Бу Андерссон предложил Минпромторгу довольно простое решение: полное заимствование технической основы машины с производством в России минимального числа кузовных деталей. В качестве объектов заимствования рассматривались большие седаны формата Bentley Continental Flying Spur и Volkswagen Phaeton. На ГАЗе собирались лишь подкорректировать внешность, чтобы визуально дистанцироваться от “донора”.

Проект не требовал больших инвестиций: ГАЗу пришлось бы отчислять роялти и оплачивать стоимость деталей оригинальному поставщику. Наряду с ГАЗом в 2013 году доступ к “Кортежу” попыталась заполучить компания Marussia (ныне обанкротившийся первый российский производитель спорткаров).

Все эти проекты так и не нашли должной поддержки со стороны чиновников: во-первых, они предполагали не разработку нового, а либо возвращение к “брежневским членовозам”, либо простое копирование иностранных образцов.

Разработку лимузина для президента передали ФГУП “Центральный научно-исследовательский и автомоторный институт НАМИ”.

С места в карьер за 8 млрд

НАМИ акцентировал внимание на том, что речь шла о создании российских технологий для России — единой модульной платформы, двигателей и агрегатов к ней, на которых будут построены более доступные коммерческие аналоги госавтомобилей. Гражданские версии, по задумке института, должны были уже через небольшой срок окупить все инвестиции. Именно НАМИ очертил модельную линейку “Кортежа” в виде лимузина, большого седана, внедорожника и минивэна.

Читайте также:  Предохранители опель астра g : где находятся, замена

В декабре 2014 года “Кортеж” подошёл к этапу, когда нужно было определиться с ключевым партнёром. В числе претендентов на размещение сборочного производства рассматривался УАЗ (входит в группу Sollers), КамАЗ и АвтоВАЗ.

Вскоре Мантуров объявил победителем Sollers — по его словам, именно там будет организовано полномасштабное производство всех моделей.

— Это будет и внедорожник, и микроавтобус, и седан, и лимузин с участием “Ростехнологий”, “Росавто”, которые будут по сути основными бизнес-партнёрами со стороны государства, обеспечивая последующее развитие этого проекта, — заявил министр. Почти одновременно с этим заявлением Минпромторг разместил заказ на проектирование и запуск в производство отечественных автомобилей для первых лиц государства. Максимальная стоимость заказа составила 8,051 млрд рублей.

Впрочем, уже в 2016 году появилось сообщение, что компания Sollers отказалась от участия в проекте.

К этому моменту было построено несколько образцов седанов серии А, которые были испытаны на Дмитровском полигоне. Также появилась информация, что автомобиль будут собирать силами НАМИ.

Прототипирование на “Заводе опытных конструкций” в НАМИ. Фото: © НАМИ ТВ

Как писал ранее Лайф, сборка машин “Кортежа” будет налажена в цехах Завода опытных конструкций (ЗОК) НАМИ, расположенного в Москве на Авторемонтной улице.

По последним данным, также одной из площадок для производства автомобилей проекта “Кортеж” станет автобусный завод ЛиАЗ, расположенный в подмосковном Ликино-Дулёве. Это предприятие входит в холдинг “Русские автобусы”, принадлежащий “Группе ГАЗ”. На подмосковном заводе автомобили “Кортежа” будут проходить предпокрасочную подготовку кузовов: фосфатирование, катафорезное грунтование, нанесение герметизирующей и противошумной мастики. Сама же покраска будет производиться уже в НАМИ на ЗОК.

Проводить подготовку к покраске именно на заводе ЛиАЗ решено было из-за того, что на предприятии имеется достаточная по размерам ванна для нанесения катафорезного покрытия методом погружения, способная вместить кузов президентского лимузина.

А русский ли?

В отличие от знаменитых ЗИЛов и “чаек”, нынешний президентский лимузин сложно будет назвать российским в чистом виде. Как ранее сообщал Лайф, основным разработчиком и поставщиком компонентов для “Кортежа” могла стать австрийская Magna.

Выбор Magna выглядит неслучайным, у этой компании сложились давние отношения с российским автопромом. В 2006–2009 годах Magna по заказу госконцерна “Ростехнологии” создала проект автомобиля С-класса для АвтоВАЗа. Тогда сумму наработок не получилось воплотить в жизнь, но спустя пять лет эти технологии легли в основу НИОКР Lada Vesta, недавней яркой новинки АвтоВАЗа.

Не менее значимое участие в разработках деталей примет и целая группа других австрийских компаний. Компания Rubig обеспечит поставки коленвалов, шатунов, шестерён, головок, блока мотора и других сложных деталей; Zörkler изготовит особо прецизионные шестерни трансмиссии.

С самого начала “Кортежа” одной из острых проблем были мотор и трансмиссия. В 2014 году для этих целей привлекли инжиниринговое подразделение Porsche. Помимо участия в создании мотора, Porsche обеспечивает стратегические решения по адаптации суммы наработок под конкретные технические требования проекта.

Глава Минпромторга Мантуров признавался, что к 2018 году планируемый объём первой партии “Кортежа” не превысит 200 машин. Со слов министра, серийный выпуск автомобилей “Кортежа” будет налажен, только если появятся коммерческие заказы от частников. В министерстве говорят, что к 2020 году выпуск достигнет 4–5 тысяч автомобилей в год.

Впрочем, уже сейчас не очень верится, что в озвученные сроки мы увидим производство серийного автомобиля, но, возможно, ответственные чиновники и исполнители порадуют хотя бы президента готовым продуктом.

Фальстарт “Кортежа”. Когда же будет готов президентский лимузин?

Коллаж: © L!FE Фото: © РИА Новости/Антон Денисов/ Сергей Субботин

На прошлой неделе м инистр промышленности и торговли Денис Мантуров заявил, что лимузин из проекта “Кортеж” примет участие в инаугурации главы государства в следующем году.

По его словам, президент России Владимир Путин уже протестировал лимузин проекта “Кортеж” и остался доволен работой российских автомобилестроителей.

“Он уже ознакомился с проектом, видел разные его этапы. На “прототипе А” даже ездил, “прототип Б” показать не успели”, — заявил министр. Мантуров не уточнил, когда именно состоялось тестирование, но сказал, что машина удовлетворила лидера страны. Первыми автомобили серии “Кортеж” (“прототип А”) должны получить сотрудники Федеральной службы охраны — до конца 2017 года.

Сразу после слова Мантурова опроверг пресс-секретарь президента.

— Эти наброски, скажем так, прототип, президент видел, действительно ему понравилось, но о тестировании пока, конечно, говорить преждевременно, — заявил Дмитрий Песков.

Позже и сам президент высказался на эту тему. Во время выступления на пресс-конференции по итогам саммита G20 Путину задали вопрос относительно его планов использовать новейшую машину представительского класса “Кортеж” в церемонии инаугурации президента в 2018 году. Однако в ответ на провокационный вопрос журналистов Путин пошутил, что и не было такого желания, потому что на неготовой машине ездить невозможно.

— Нет, пока ещё не возникло, потому что она ещё не готова. Вы сами ездите на машине, которая ещё не готова? А потом, когда вы покатаетесь, тогда я посмотрю, как это происходит, и вместе с вами её испытаем, — ответил российский лидер.

Семь долгих лет

Нелишним будет вспомнить саму историю возникновения идеи “Кортежа”. Дискуссия на тему отечественного лимузина для первых лиц началась с открытого письма главного редактора журнала “Авторевю” Михаила Подорожанского в мае 2010 года, в котором тот призывал тогда ещё президента России Дмитрия Медведева пересесть с немецкой машины на оставшийся у ЗИЛа лимузин спецсерии.

Пересаживать никого никуда не стали. Зато начиная с 2011 года Минпромторг активно включился в работу по созданию будущего президентского лимузина.

Логично, что первое, что пришло на ум, — переделать для правительственного истеблишмента легендарный ЗИЛ. У одноимённого завода ещё сохранялись небольшие мощности и несколько автомобилей с запчастями. Для завода, который был на последнем издыхании, это стало бы спасением. Производство грузовиков к тому моменту практически заглохло, а предполагавшиеся иностранные партнёры из Foton и Tata не смогли найти общий язык с собственником — правительством Москвы.

К концу 2011 года завод выставил готовую машину — проект “Монолит” (ЗИЛ-4112Р). Назвать еёе новинкой было нельзя: по сути, это был слегка осовремененный вариант каноничного горбачёвского ЗИЛ-41047.

В 2012 году, после того как главой государства стал Владимир Путин, этот проект выпал из числа претендентов на звание первой машины России.

Одновременно свой проект предложила и “Группа ГАЗ”. Возглавлявший завод Бу Андерссон предложил Минпромторгу довольно простое решение: полное заимствование технической основы машины с производством в России минимального числа кузовных деталей. В качестве объектов заимствования рассматривались большие седаны формата Bentley Continental Flying Spur и Volkswagen Phaeton. На ГАЗе собирались лишь подкорректировать внешность, чтобы визуально дистанцироваться от “донора”.

Проект не требовал больших инвестиций: ГАЗу пришлось бы отчислять роялти и оплачивать стоимость деталей оригинальному поставщику. Наряду с ГАЗом в 2013 году доступ к “Кортежу” попыталась заполучить компания Marussia (ныне обанкротившийся первый российский производитель спорткаров).

Все эти проекты так и не нашли должной поддержки со стороны чиновников: во-первых, они предполагали не разработку нового, а либо возвращение к “брежневским членовозам”, либо простое копирование иностранных образцов.

Разработку лимузина для президента передали ФГУП “Центральный научно-исследовательский и автомоторный институт НАМИ”.

С места в карьер за 8 млрд

НАМИ акцентировал внимание на том, что речь шла о создании российских технологий для России — единой модульной платформы, двигателей и агрегатов к ней, на которых будут построены более доступные коммерческие аналоги госавтомобилей. Гражданские версии, по задумке института, должны были уже через небольшой срок окупить все инвестиции. Именно НАМИ очертил модельную линейку “Кортежа” в виде лимузина, большого седана, внедорожника и минивэна.

В декабре 2014 года “Кортеж” подошёл к этапу, когда нужно было определиться с ключевым партнёром. В числе претендентов на размещение сборочного производства рассматривался УАЗ (входит в группу Sollers), КамАЗ и АвтоВАЗ.

Вскоре Мантуров объявил победителем Sollers — по его словам, именно там будет организовано полномасштабное производство всех моделей.

— Это будет и внедорожник, и микроавтобус, и седан, и лимузин с участием “Ростехнологий”, “Росавто”, которые будут по сути основными бизнес-партнёрами со стороны государства, обеспечивая последующее развитие этого проекта, — заявил министр. Почти одновременно с этим заявлением Минпромторг разместил заказ на проектирование и запуск в производство отечественных автомобилей для первых лиц государства. Максимальная стоимость заказа составила 8,051 млрд рублей.

Впрочем, уже в 2016 году появилось сообщение, что компания Sollers отказалась от участия в проекте.

К этому моменту было построено несколько образцов седанов серии А, которые были испытаны на Дмитровском полигоне. Также появилась информация, что автомобиль будут собирать силами НАМИ.

Прототипирование на “Заводе опытных конструкций” в НАМИ. Фото: © НАМИ ТВ

Как писал ранее Лайф, сборка машин “Кортежа” будет налажена в цехах Завода опытных конструкций (ЗОК) НАМИ, расположенного в Москве на Авторемонтной улице.

По последним данным, также одной из площадок для производства автомобилей проекта “Кортеж” станет автобусный завод ЛиАЗ, расположенный в подмосковном Ликино-Дулёве. Это предприятие входит в холдинг “Русские автобусы”, принадлежащий “Группе ГАЗ”. На подмосковном заводе автомобили “Кортежа” будут проходить предпокрасочную подготовку кузовов: фосфатирование, катафорезное грунтование, нанесение герметизирующей и противошумной мастики. Сама же покраска будет производиться уже в НАМИ на ЗОК.

Проводить подготовку к покраске именно на заводе ЛиАЗ решено было из-за того, что на предприятии имеется достаточная по размерам ванна для нанесения катафорезного покрытия методом погружения, способная вместить кузов президентского лимузина.

Читайте также:  Датчик коленвала опель астра h: где находится, замена

А русский ли?

В отличие от знаменитых ЗИЛов и “чаек”, нынешний президентский лимузин сложно будет назвать российским в чистом виде. Как ранее сообщал Лайф, основным разработчиком и поставщиком компонентов для “Кортежа” могла стать австрийская Magna.

Выбор Magna выглядит неслучайным, у этой компании сложились давние отношения с российским автопромом. В 2006–2009 годах Magna по заказу госконцерна “Ростехнологии” создала проект автомобиля С-класса для АвтоВАЗа. Тогда сумму наработок не получилось воплотить в жизнь, но спустя пять лет эти технологии легли в основу НИОКР Lada Vesta, недавней яркой новинки АвтоВАЗа.

Не менее значимое участие в разработках деталей примет и целая группа других австрийских компаний. Компания Rubig обеспечит поставки коленвалов, шатунов, шестерён, головок, блока мотора и других сложных деталей; Zörkler изготовит особо прецизионные шестерни трансмиссии.

С самого начала “Кортежа” одной из острых проблем были мотор и трансмиссия. В 2014 году для этих целей привлекли инжиниринговое подразделение Porsche. Помимо участия в создании мотора, Porsche обеспечивает стратегические решения по адаптации суммы наработок под конкретные технические требования проекта.

Глава Минпромторга Мантуров признавался, что к 2018 году планируемый объём первой партии “Кортежа” не превысит 200 машин. Со слов министра, серийный выпуск автомобилей “Кортежа” будет налажен, только если появятся коммерческие заказы от частников. В министерстве говорят, что к 2020 году выпуск достигнет 4–5 тысяч автомобилей в год.

Впрочем, уже сейчас не очень верится, что в озвученные сроки мы увидим производство серийного автомобиля, но, возможно, ответственные чиновники и исполнители порадуют хотя бы президента готовым продуктом.

Проект «Кортеж»: на чем поедет президент

Проект Центрального научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института, в рамках которого создается семейство автомобилей «Кортеж» (лимузин для первых лиц Российской Федерации, а также седан, вседорожник и минивэн), представляет Максим Нагайцев, генеральный директор ФГУП «НАМИ».

Максим Валерьевич Нагайцев (45 лет) окончил МГТУ им. Н.Э. Баумана; прошел путь от инженера до гендиректора фирмы в сфере ремонта и обслуживания автомобилей. С 2001 по 2005 год работал в МГТУ ассистентом, а после защиты кандидатской диссертации — доцентом кафедры «Многоцелевые гусеничные машины». Руководил отделом НИИ специального машиностроения, выполняющим контракты Министерства обороны РФ.
С 2005 года — вице-президент по техническому развитию АО «АВТОВАЗ», с 2009-го — вице-президент по продажам и маркетингу. Руководил освоением производства автомобилей «Приора» и «Калина», разработкой новой платформы класса С. В июле 2011 года назначен генеральным директором Государственного научного центра Российской Федерации ФГУП «НАМИ».

Кортеж

ОТ ЗИСа ДО ЗАПРОСА

Начнем с новейшей истории автомобилей для первых лиц. Лет десять-двенадцать назад Гараж особого назначения использовал в основном «мерседесы» в варианте «Пульман» и докатывал прежние ЗИЛы. Это было неким отражением рынка, на который победно въехали иномарки. К тому времени ЗИЛ бесповоротно устарел, были проблемы с надежностью… Настроения в обществе — хотим ездить на современных, надежных, удобных машинах — нашли отражение и здесь.

Однако со временем вернулись и патриотические акценты. Мы великая держава, крупная экономика — отчего же нет собственного автомобильного флагмана? Логичный подход поддерживал и рынок, на котором обозначилась если не мода, то симпатия к российским продуктам, даже отчасти гордость. Возник запрос на отечественный представительский автомобиль.

Но если его возрождать, как обеспечить окупаемость? Что и для кого мы сделаем? Собрать для ГОНа две машины или даже два десятка? Такой подход экономически нецелесообразен.

Вспомним, что легендарный ЗИС-101, наш первенец в классе больших автомобилей, был выпущен тиражом больше 8000 экземпляров, эксплуатировался даже в такси и скорой помощи. После войны представительский класс освоил и ГАЗ со своим ЗИМом, который заменил московскую машину в массовом сегменте. ЗИС-110 тоже использовали в народном хозяйстве, но все последующие модели предназначались только для избранных.

Соответственно, объем выпуска представительских автомобилей резко ограничили, и для ЗИЛа это была технологическая катастрофа.

Подход каретной мастерской именно тогда и сложился: малый тираж, кустарное производство. Модели 114 и 4104 — яркий тому пример. Да и сам завод сегодня едва ли в силах принять такой вызов, как новая оригинальная модель высшего класса.

ИДЕИ ГАЗа И НАМИ

В ответ на запрос о необходимости создания отечественного легкового флагмана в 2012 году возникло предложение «Группы ГАЗ». Чтобы быстро сделать такую машину, предполагалось полностью заимствовать платформу, даже больше скажу — целиком автомобиль, тот же мерседесовский «Пульман», например, или фольксвагеновский «Фаэтон», или «Бентли», и сделать так называемый бейдж-инжиниринг, то есть небольшой фейслифтинг. Получили бы готовую, известную машину, но с внешними признаками новой, российской. Называли бы ее, допустим, «Чайка». Понятный и практикуемый сегодня вариант. Стоимость разработки относительно невелика, тираж — любой, хоть самый малый.

Это предложение уже было сформулировано и вынесено на рассмотрение правительства, когда в работу включились ГК «Ростехнологии» и НАМИ, куда я был назначен директором. Мы предлагали потратить в десять раз больше денег, но при этом отработать производство новой платформы. То есть речь шла о создании с нуля собственного проекта — в партнерстве с мировыми фирмами, конечно, но именно новой, российской машины. Причем мы с самого начала предлагали не единственный автомобиль, а семейство. Но давайте не будем забегать вперед.

«Кортеж» — это не только лимузин президента, но и семейство из четырех автомобилей, построенных на единой платформе отечественной разработки.

Свой доклад тогда я начал не с технических аспектов, а предложил посмотреть на рынок. После падения 2009 года он уже восстановился, причем наибольший рост показали машины дорогого сегмента, на 11–13% в год. Это тренд: наш рынок приближается к европейскому и американскому, где доля больших и дорогих машин высока, под 30%, — и здесь у нас хороший запас. Почему бы на этом не сыграть?

Предложение ГАЗа вовсе не предполагало свободной продажи флагмана, мы же считали по-другому: за рынок можно побороться.

Наш проект с самого начала подразумевал позиционирование в трех ценовых зонах: машины только для первых лиц государства, затем люксовые автомобили для продажи всем желающим (по цене от 5 млн рублей) и относительно доступные версии (ведь «большой» и «дорогой» не обязательно синонимы, за примерами обратитесь к американскому рынку). Что касается собственно типа автомобилей, то шли мы, конечно же, от потребностей основного заказчика. Каков обычный состав правительственного кортежа? Это собственно удлиненный лимузин, седан для сервисных функций, вседорожник для охраны, в котором иногда может поехать первое лицо, и микроавтобус, обеспечивающий связь, медицинскую поддержку, охрану, офисные функции… В ГОНе используют «мерседесы» (от бронированного «Пульмана» до ML-класса) и вэны «Фольксваген». Проблема в том, что все машины сопровождения заметно проигрывают лидеру. А ведь нужны автомобили, способные угнаться за лимузином и обладающие соответствующими устойчивостью и управляемостью.

Мы предложили создать одну платформу для всех автомобилей кортежа. Полноприводную, способную реализовать возможности самых мощных двигателей, рассчитанную и на кузов минивэна, и на удлиненный лимузин, и на седан люкс-класса, и на крупный вседорожник.

Отсюда хороший рыночный потенциал (у семейства он, понятно, куда больше, чем у одного лимузина), и технологические решения (речь уже о серийном выпуске агрегатов), и собственно название всего проекта — «Кортеж». Он в итоге и был одобрен правительством и президентом.

ПЯТЬ ТЕХНОЛОГИЙ И ПЯТЬ СТИЛЕЙ

Итак, модульная платформа будет использоваться не только для особых автомобилей, но и для рыночных моделей. При этом, понимая, что мы не можем быстро спроектировать весь автомобиль с нуля, выделяем несколько ключевых компетенций, которые будут характеризовать продукт как российский. Вот что будем делать мы: кузов, от дизайна до структуры; двигатель, который всегда является признаком марки; трансмиссию (еще раз подчеркну, что впервые в мировой практике президентский лимузин будет полноприводным); шасси, имея в виду в первую очередь настройку уже известных узлов и компонентов (никто не собирается заново разрабатывать тормозные механизмы или усилитель руля, они есть на рынке); наконец, электронику, отвечающую за движение, то есть управление двигателем, трансмиссией, шасси.

Впервые в мировой практике правительственный лимузин будет полноприводным

Мы проработаем пять этих направлений и там, где это потребуется, привлечем к работе партнеров. К концу проекта будем располагать не просто агрегатами, а технологиями, производством и сможем широко использовать созданную платформу.

Первый этап — поиск стиля, который НАМИ проводил на конкурсной основе. Мы оповестили буквально всех дизайнеров, поиск идей и концепции проходил максимально публично, в Интернете, с участием и российских, и зарубежных стилистов.

Три этапа конкурса прошли в довольно жестких временных рамках. Мы просили подготовить скетчи в течение трех недель. Потом примерно за месяц надо было перейти от скетча к 3D-модели, то есть от рисунка к поверхности. И после, на третьем этапе, предложили сделать оригинальные двухминутные ролики: автомобиль выезжает из ворот Спасской башни, спускается по Васильевскому на набережную; второй сюжет — скоростной проход кортежа по Новому Арбату.

Мы собрали больше 80 работ. Довольно четко определились пять направлений. Первое — вариации и современное прочтение темы ЗИСов. Второе — то же самое, но про ЗИЛ. Третье — заимствование стилистики классических европейских топ-моделей: «Бентли» и «Роллс-Ройса». Четвертое — мотивы современных представительских машин: «Мерседес-Бенца», БМВ, «Ауди». И наконец, пятое — некий футуризм, эпатаж, фантастика.

Читайте также:  Масляные фильтры манн: как отличить подделку, отзывы

ЭТО НЕ РЕТРО

После первоначального отсева осталось 25 проектов, которые мы показали министру. Из них отобрали восемь скетчей для представления президенту — кстати, в подборку вошли все пять направлений.

По итогам его оценок (альбом был испещрен крестиками, плюсиками, единичками — надо его сохранить для истории) мы взяли в работу две концепции: одну — с историческими деталями, а вторую — современно-европейскую. То есть а-ля ЗИС и а-ля немецкая «большая тройка».

Наверное, я сделал бы такой же выбор. Знаете, самое удивительное, что оба этих скетча рисовал один и тот же человек — выпускник МАМИ 2007 года Алексей Чвокин, работавший на тот момент в центре стиля НАМИ.

Затем наступило время командной работы. При переходе к макетированию был сделан окончательный выбор: автомобиль с мотивами ЗИС-110. Подчеркну, это не ретро, а современное прочтение классики.

У таких машин помимо сугубо представительских есть другая важнейшая функция — обеспечить защиту. Чтобы сохранить внутренний объем, не меньший, чем сегодня, и разместить необходимую броню, надо делать машину максимальных габаритов. Наш автомобиль, пожалуй, самый большой в мире, даже крупнее «Фантома», — и это очень серьезный вызов для дизайнеров. Чтобы облик не был тяжеловесным, пошли на всякие уловки, изменение визуальных пропорций, сглаживание углов и т. д. — и добились: все, кто впервые видят лимузин, не верят в цифры его размеров.

ОСНОВНОЙ ЗАКАЗЧИК

Итак, 9 января 2013 года мы получили указание министерства прорабатывать проект; а уже в мае, накануне корректировки бюджета, предстояло получить одобрение проделанной работы, чтобы нам открыли финансирование.

К этому моменту помимо отработки стиля удалось подготовить и бизнес-план: мы предусмотрели механизм возврата государственных денег в бюджет! Это придавало проекту совсем другой тон: не просим подачку, а лишь одалживаем средства. Несколько совещаний, заседаний — и в бюджете страны, кажется, впервые появилась строчка: «Научно-исследовательские работы, автопром».

Правда, живые деньги мы увидели только в октябре, но главное — можно работать, заключать первые соглашения с иностранцами и т. п. Мы полным ходом делали макеты, которые были готовы в начале января 2014 года. Теперь, перед началом собственно проектирования, предстояло показать машину заказчикам, получить замечания, одобрение размеров и т. д. То есть, пройдя стадию подготовки, услышать команду «Марш!».

Поэтому 22 января все три макета «Кортежа» доставили в Ново-Огарево, где их осмотрел президент. Он, конечно, захотел сразу опробовать лимузин, сел за руль. Действительно, машина производила впечатление готового изделия, а не макета, — и впрямь хоть садись и езжай. Хорошо, что мы все выключатели за панель убрали. Рассказываю про стиль, а потом предлагаю: давайте, мол, перейдем на ваше рабочее место, а здесь ваш водитель уже все осмотрел.

Вопрос был только один, но, что называется, взявши за пуговицу: когда? Говорю, в соответствии с проектом — в 2017 году.

— Начало или конец?

— Даты мы уточним к концу этого года, когда уже будут контракты, утвержденная смета… Сделаем доклад обо всех сроках.

На фото — ходовой макет, утвержденный президентом; вы — практически первые зрители…

ПРОЕКТ ВТОРОЙ СЕРИИ

После того как были утверждены стиль и программа, настал черед проектирования.

По всем международным стандартам это сегодня выглядит так. Автомобиль полностью собирается, рассчитывается и испытывается в цифре — с помощью компьютерного моделирования. Иными словами, мы должны разложить всю машину, ее системы и узлы подетально, назначить ответственных за их проектирование и определить поставщиков по всем позициям.

Понимая, как важен инструмент, мы в НАМИ сразу начали взаимодействовать с компаниями «Дассо» и «Сименс» — закупали десятками рабочие места и учились. Пригодился опыт, который мы приобрели на АВТОВАЗе.

Сегодня мы работаем с тремя крупнейшими инжиниринговыми моторными фирмами, я уже знаю, где можно отливать блоки и головки в России.

Ясно представляю, как будем делать трансмиссию. Готов подтвердить, что сборка машин планируется в Ульяновске…

Но об этом — в следующих сериях проекта «Кортеж». Следите за публикациями в журнале «За рулем»!

СДЕЛАНО НАМИ

Научный автомобильный институт основан 16 октября 1918 года как база для развития автомобильной науки. Институт занимался также непосредственно проектированием автомобильной техники, создал прототипы ярославских дизелей, автоматические трансмиссии, грузовик «Урал» и много ярких экспериментальных автомобилей. Идея глубокой централизации едва не погубила НАМИ к началу 2000-х: на всех заводах работали собственные конструкторские службы, а чистая наука не была востребована. Институт превращался в скопище мелких фирмочек. С приходом нового руководства НАМИ вновь возвращается к серьезным автомобильным проектам. Институт принимает на работу молодых специалистов, сотрудничает с вузами, осваивает современные технологии проектирования (на фото — новый дизайн-центр). «Кортеж» — один из показателей возрождения НАМИ, научной базы с 95-летней историей.

От «Кортежа» к Aurus: найдет ли лимузин президента своего покупателя

Презентация первого российского премиального автобренда Aurus состоится на Московском международном автосалоне 29 августа: публика увидит президентские седаны и лимузины. А вот внедорожника Aurus, на который у чиновников особые ставки и надежды, не будет — его разработка завершится только в 2019 году, хотя еще два года назад в Минпромторге обещали, что SUV стоит ждать уже к середине 2018-го. Впрочем, не исключено, что для разжигания любопытства на выставку все же привезут внедорожные прототипы.

Таким образом, амбициозный проект находится на пороге выхода на рынок. Объем бюджетных инвестиций в него, не считая дальнейших вложений в развитие сети продаж и обслуживание, в 2014 году оценивался в 12,4 млрд рублей. А общий объем, по оценке вице-премьера Аркадия Дворкович, в итоге может достигнуть 22-24 млрд рублей. Более точные цифры в Минпромторге называть наотрез отказываются. Рассказывают лишь, что в совместное предприятие по производству, дистрибуции и послепродажное обслуживание автомобилей в качестве партнера войдет Фонд обороны, безопасности и развития (DSDF) компании Tawazun из ОАЭ.

Ожидается, что DSDF инвестирует в совместное предприятие до €110 млн

Детали сделки стороны согласуют до конца текущего года. Также было раскрыто распределение долей в проекте. «Предварительно 30% в этом проекте составит доля Tawazun, более 60% — НАМИ и где-то около 5% — Sollers», — рассказал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров.

Конкуренция с Bentley

Все инвестиции долгие. По словам гендиректора автомобилестроительной компании Sollers Вадима Швецова, выйти на окупаемость планируется примерно через 10 лет. Учитывая внушительные затраты, а также сегмент, в котором намерен конкурировать Aurus, цены на автомобили будут довольно высокими. Около двух лет назад Денис Мантуров говорил, что стоимость автомобиля в базовой комплектации составит около 6-7 млн рублей. Он пояснял, что ориентиром для ценообразования послужила стоимость других премиальных моделей, в том числе Mercedes-Benz S-класса и BMW 7 с мотором V12. Чтобы Aurus имел преимущество на фоне старожилов рынка, было решено, что российский премиум должен быть на 15% дешевле конкурентов. По слухам, Aurus в итоге будет стоить от 10 млн рублей, хотя во время недавней презентации Мантуров подтвердил, что стоимость автомобиля будет ниже, чем у Mercedes-Benz, Bentley и Rolls-Royce. Такую конкурентоспособность бренду должна обеспечить российская сборка, предполагающая отсутствие ввозных пошлин, а также высокая доля отечественных компонентов, которая должна только расти по мере увеличения количества выпускаемых автомобилей.

Объявить окончательные цены должны этой осенью, официальные продажи стартуют в январе 2019 года.

Учитывая, что пока речь идет лишь о мелкосерийной, практически ручной сборке на мощностях НАМИ, говорить о наращивании производства слишком рано. Так, в НАМИ могут собирать около 150 автомобилей. Если «поднапрячься», как выразился Мантуров, то 250, но никак не больше. Обеспечить серийное производство готовы в Sollers, но только при условии, что спрос на автомобили превысит 150-200 единиц. В Минпромторге между тем никак не могут определиться с прогнозами. Так, в начале года в ведомстве заявляли, что поставки автомобилей в 2018 году составят более 70 единиц, в 2019-м — 200, к 2020 году эта цифра должна была вырасти до 300 и затем плавно достичь внушительного показателя 1000 экземпляров в год. Однако позже Мантуров стал более осторожен. Он признал факт, что производить лимузины тысячами точно не будут. Больше всего в Минпромторге надеются продать именно внедорожников.

В поисках клиента

Купить Aurus сможет себе далеко не каждый желающий. Заказы примут только от ограниченного числа лиц, которые в дальнейшем станут частью некоего привилегированного клуба по интересам. Обладателей Aurus, например, обещают приглашать на различные закрытые мероприятия. Чтобы заинтересовать зарубежных клиентов, автомобили обещают доставить в любую страну. Генеральный директор Aurus Герхард Хильгерт пообещал, что каждый автомобиль можно будет индивидуализировать под свой вкус, используя самые дорогие материалы.

Первые заявки начнут принимать на Московском международном автосалоне.

Затем на славящемся большим количеством состоятельных посетителей Женевском автосалоне 2019 года состоится европейская премьера бренда. Планируется, что и там получится собрать заказы на российскую новинку. В 2020 году запланировано начало покорения рынков Ближнего Востока и Азии и, возможно, Южной Америки.

Кстати, в Минпромторге надеются, что название «Кортеж», который в свое время придумал уже бывший глава НАМИ Максим Нагайцев, а также официальное название проекта ЕМП (Единая модульная платформа) останутся в прошлом. Новое зарегистрированное название должно ассоциироваться у будущих покупателей не только со словом Aurum (золото), но и с Россией (Russia), а игра слов, как и сами автомобили, должны создавать вокруг себя особую ауру.

Ссылка на основную публикацию